Михаил Пелег: О новом альбоме группы «Мачете»

После длительного перерыва в творчестве, известный продюсер Михаил Пелег заявил о возвращении легендарной группы «Мачете», которая приготовила для своих фанатов новый альбом. Сообщается, что коллектив приобрел совершенно новое звучание, состав и готов продемонстрировать новые достижения. Напомним, что артисты прославились за счет своих глубоких и душевных песен, которые наполнены смыслом, переживаниями и чувствами.

Продюсер группы «Мачете» Михаил Пелег рассказал журналистам, чем был вызван четырехгодовалый перерыв в творчестве артистов. Он отметил, что причина была в трагедии, которая произошла в семье фронтмена коллектива Ярослава Малого. На протяжении всего года, после гибели его отца, вся семья находила в трауре, и певец просто не имел сил для выступлений на публику.

Однако даже столь сильные жизненные проблемы не стали на пути вдохновения и поэтических строк, поэтому Ярослав Малый продолжал писать свои хиты. Уже совсем скоро, все желающие смогут услышать нечто новое и столь полюбившееся ранее. Трудные обстоятельства позволили музыканту переосмыслить свою жизнь, ценности и достижения, он занялся духовным развитием и его строки стали наполняться новыми чувствами.

Уже сейчас Ярослав Малый совместно со своими друзьями и музыкантами, заканчивают последние этапы по планировке гастролей и формированию нового альбома. Поэтому в этом году все желающие смогут насладиться новыми хитами, и первым из них будет «Небо – мой дом». Философские размышления, любовь, вера и смысл жизни, вот чем наполнены эти строки.

Как отметил Михал Пелег, новый этап творчества группы «Мачете» аргументируется обновлением состава коллектива. Членами дружной семьи музыкантов стали Михаил Лисов и экс-барабанщик Triangle Sun Александр Зингер. Группа активно развивается, экспериментирует с новыми стилевыми эффектами и улучшает аранжировку песен, с целью добиться самого лучшего качества звучания, которое бы не только держалось на слуху, но и подчеркивало важность каждого слова песни.

Лидер группы называет музыку важной духовной силой всего человечества. Именно поэтому новый альбом наполнен философскими рассуждениями и глубоким смыслом. Согласно предубеждениями Ярослава Малого, с помощью его песен, люди должны понять, что нет смысла тратить свое время на ссоры, скандалы и выяснения отношений. Он хочет донести к своим слушателям силу связи со Всевышним, что даст не только возможность посмотреть на свою жизнь под другим углом, но и изменить многие вещи. Талантливый автор и музыкант уверен, что новый альбом, а также все последующие хиты его группы, станут отправной точкой для тех, кто хочет перемен и духовного развития.

Ярослав Малый говорит о любви, не как о взаимоотношениях между мужчиной и женщиной, а как о новом эмоциональном уровне, энергии, которая у каждого человека проявляется индивидуально.

Напомним, что мир услышал о «Мачете» в 2011 году. Именно тогда, Ярослав Малый выпустил в свет свою первую песню «Нежность», которая быстро обрела популярность и долго была в топовых номинациях хит-парадов. Помимо этого, на сайте YouTube клип собрал около 34 млн. просмотров, чем еще раз подтвердил моментальную симпатию слушателей. Данный трек позволил артисту попробовать себя в роли режиссера. Так на экранах появилась романтическая комедия с Равшаной Курковой.

Райкконен: Все называют Сузуку в числе любимых трасс

За долгую карьеру в Формуле 1 Кими Райкконен не раз поднимался на подиум в Сузуке и перед Гран При Японии рассказал о некоторых особенностях трассы.

Кими Райкконен: «Все гонщики называют Сузуку в числе своих любимых автодромов. Это очень сложная трасса старой школы. Первый поворот очень быстрый. Здорово заходить в него на полной скорости и только на выходе тормозить перед вторым поворотом.

«Эски» – вообще один из лучших в мире участков среди всех гоночных трасс: это длинный и скоростной отрезок, где после каждого поворота меняется направление движения. Там ты испытываешь неповторимые ощущения, особенно в квалификации.

Теперь о повороте 130R: в квалификации на современной машине Формулы 1 его легко преодолеть, не снимая ногу с педали газа. Возможно, он утратил часть своей привлекательности, но всё равно остается интересным поворотом».

По материалам: f1news.ru

«Я обычно включаю музыку, когда режу трупы». Как убивали Джамаля Хашоггі

Предупреждение: статья содержит натуралистические описания сцен насилия

Я иду по обсаженной деревьями улице в тихом квартале в центре Стамбула и дохожу до имения бежевого цвета, увешанного камерами видеонаблюдения.

Год назад, 2 октября 2018 года, саудовский журналист Джамаль Хашоггі, который находился в добровольном изгнании, той же дорогой шел в консульство своей страны. Его сняли камеры видеонаблюдения. Это последнее прижизненное изображение Хашоггі.

2 октября прошлого года он вошел в консульство Саудовской Аравии. Его убила группа, которую специально прислали для выполнения этого задания.

Турецкие спецслужбы установили в консульстве прослушивающие устройства. Поэтому подготовка и выполнение плана убийства были полностью записаны. Эту запись слышали лишь несколько человек. Двое из них согласились рассказать о его содержании программе BBC Panorama.

Британский адвокат, баронесса Хелена Кеннеди слышала запись момента смерти Джамаля Хашоггі.

«Жутко слышать чей-то голос, слышать страх в этом голосе и понимать, что все это происходило на самом деле. От этого дрожь пронизывает все тело», — признается Хелена Кеннеди.

Британский адвокат, баронесса Хелена Кеннеди — одна из немногих, кто слышал аудиозапись момента убийства Джамаля Хашоггі

Хелена Кеннеди делала подробные записи во время прослушивания разговоров саудовских убийц.

«Слышать, как они смеются. Это же ужасное дело. Они ждут там, зная, что человека, который сейчас войдет, убьют и расчленят», — говорит баронесса.

Кеннеди пригласили в группу международных экспертов, которую возглавила Аньес Чернильницу, правозащитница и специальный докладчик ООН по вопросу внесудебных убийств.

Аньес Чернильницу говорила мне, что имеет твердое намерение воспользоваться своим мандатом для расследования убийства Хашоггі, после того как попытки начать международное уголовное расследование в рамках ООН оказались безуспешными.

Аньес Чернильницу, правозащитница и специальный докладчик ООН по вопросу внесудебных убийств

На то, чтобы убедить турецкую разведку позволить ей и госпожа Кеннеди вместе с переводчиком с арабского прослушать записи с прослушивающих устройств в консульстве, у госпожи Чернильницу ушел неделю.

«Понятно, что согласие Турции предоставить мне доступ [в записи] основывалась на желании помочь мне доказать факт планирования и предварительного сговора», — говорит госпожа Чернильницу.

Аньес Чернильницу и Хелене Кеннеди позволили прослушать около 45 минут аудио, которое записали в консульстве в течение двух дней, когда происходили основные события.

Когда Джамаль Хашоггі направлялся в консульство, он уже находился в Стамбуле на протяжении нескольких недель. В Стамбуле часто поселяются изгои-диссиденты, критики и оппоненты авторитарных режимов стран Ближнего Востока.

59-летний Хашоггі, разведенный отец четырех детей, незадолго до своего убийства обручился с туркинею Хатідже Дженгиз, которая пишет докторскую диссертацию.

Они хотели поселиться в космополитическом Стамбуле, но для того, чтобы жениться на госпоже Дженгиз, Хашоггі нужны были документы о разводе.

28 сентября они с Дженгиз обращались муниципальных учреждений в Стамбуле, но им сказали, что для оформления брака Хашоггі необходимо получить документы о разводе в консульстве его страны.

«Ему ничего не оставалось, как пойти за этими документами в консульство, чтобы мы могли официально заключить брак, поскольку до своей страны он вернуться не мог», — вспоминает госпожа Дженгиз во время нашей встречи в кафе.

Хатідже Дженгиз, невеста Джамаля Хашоггі

Господин Хашоггі не всегда был политэмигрантом, изгнанником из своей страны. Я познакомилась с ним лет 15 назад в посольстве Саудовской Аравии в Лондоне. Тогда он был в самом сердце саудовского истеблишмента — занимал должность помощника посла и умел сложно говорить.

Мы тогда говорили о недавних терактах «Аль-Кайды». Джамаль Хашоггі был лично знаком с лидером «Аль-Каиды» Усамой бин Ладеном, их знакомство на тот момент насчитывало уже несколько десятилетий. Были времена, когда господин Хашоггі с пониманием относился к заявленной цели «Аль-Кайды» — свержение авторитарных режимов на Ближнем Востоке. Но позже он осудил зверства группировки. Его собственные взгляды стали более либеральными, он начал активно выступать в защиту демократии.

Джамаль Хашоггі и Джейн Корбин в 2004 году. Тогда Хашоггі работал помощником посла своей страны в Лондоне и принадлежал к саудовскому истеблишменту

В 2007 году Хашоггі вернулся на родину и стал главным редактором проправительственной газеты «Аль-Ватан» («Родина»). Но за три года его освободили, как он сам объяснял, за то, что «расширял границы дозволенного для обсуждения в саудовском обществе».

В 2011 году, окрыленный событиями арабской весны, господин Хашоггі открыто выступает против репрессивного и авторитарного, с его точки зрения, режима в Саудовской Аравии. К 2017 году ему фактически запретили публиковаться, и он отправился в добровольное изгнание в США. Его жену заставили подать на развод.

В США Джамаль Хашоггі публиковал авторские колонки и статьи в Washington Post.

«Когда он работал редактором в Саудовской Аравии, он пересекал «красные линии». Мне приходилось наблюдать, как Джамаль каждый раз натыкался на проблемы из-за того, что говорил то, что думал», — говорит его друг, журналист и колумнист Washington Post Дэвид Игнатиус.

Статья, написанная Джамалем Хашоггі в сентябре 2017 года

Одним из главных объектов критики Хашоггі был наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед бин Салман.

В западных странах у Мухаммеда бин Салмана было немало поклонников. Многие видели в нем реформатора, лидера с новым видением будущего своей страны.

Но в Саудовской Аравии этот принц всячески боролся с инакомыслием. Об этом и рассказывал Хашоггі на страницах Washington Post.

Наследнику престола такой имидж на Западе был не нужен.

Наследственный принц Саудовской Аравии Мухаммед бин Салман

«Я думаю, что это особенно раздражало наследственного принца, и он продолжал просить своих советников сделать что-нибудь, чтобы решить «проблему Джамаля», — говорит Дэвид Игнатиус, который регулярно бывает в Саудовской Аравии и пишет о политике Эр-Рияда.

Когда господин Хашоггі приехал в Стамбул, советникам наследного принца выпала возможность решить эту «проблему».

Когда господин Хашоггі пошел в консульство впервые, Хатідже Дженгиз пришлось ждать его на улице.

Она вспоминает, что Хашоггі вышел из консульства в хорошем настроении. Он сказал ей, что работники консульства не ожидали его увидеть и предложили ему чай и кофе.

«Он сказал, что здесь нечего бояться. Он очень тосковал по своей родине, и знакомая атмосфера подняла ему настроение», — вспоминает госпожа Дженгиз.

В консульстве Хашоггі сказали, чтобы он пришел за документами через несколько дней.

Но как только он вышел, сотрудники консульства позвонили в Эр-Рияд — все это было записано на прослушивающие устройства турецкой разведки.

«Интересно, что во время телефонного разговора о Хашоггі говорили как о человеке, которого разыскивают», — рассказывает Аньес Чернильницу.

Вероятно, сначала позвонили влиятельному советнику принца Сауда аль-Кахтани, председателю так называемого коммуникационного офиса наследного принца.

«Кто-то из коммуникационного офиса дал разрешение на проведение операции. Поэтому есть основания говорить, что если к этому имеет отношение коммуникационный офис, то к сделке имеет отношение и Сауд аль-Кахтани», — говорит госпожа Чернильницу.

«Его имя упоминалось в связи с различными другими кампаниями против некоторых лиц в Саудовской Аравии», — говорит правозащитница.

Сауда аль-Кахтани называли организатором операции против Хашоггі

В адрес аль-Кахтани уже звучали обвинения в причастности к задержаний и пыток диссидентов, например женщин, арестованных за управление авто до официального разрешения. Также аль-Кахтани считают ответственным за насильственное удержание членов саудовской аристократии, которых начинают подозревать в неверности режима.

Господин Хашоггі в своих статьях писал, что аль-Кахтани отвечает за «черный список» диссидентов для наследного принца.

«Аль-Кахтани с определенного момента начал заниматься секретными спецоперациями. Это стало частью его работы, и выполняет он ее с особой жестокостью», — говорит Игнатиус, который занимался расследованием деятельности влиятельного советника наследного принца.

Есть записи как минимум четырех телефонных разговоров от 28 сентября между консульством в Стамбуле и Эр-Рияд. Среди них — беседа генерального консула и председателя службы безопасности министерства иностранных дел, который сообщил консулу о план проведения сверхсекретной миссии, которая является «национальным долгом».

«У меня нет никаких сомнений в том, что это была тщательно спланированная операция, руководство которой осуществлялось сверху. Это не чей-то экспромт или самодеятельность на стороне», — говорит г-жа Кеннеди.

Днем 1 октября три офицера саудовской разведки прилетели в Стамбул. Известно, что двое из них работали в администрации наследственного принца.

Аньес Чернильницу считает, что их задачей была разведка.

«Возможно, они осмотрели здание консульства и попытались понять, что можно сделать, а что нет», — предположила Чернильницу.

На тихой террасе с видом на Босфор я встречаюсь с бывшим сотрудником турецкой разведки Метіном Ерсьозом, который проработал в спецслужбах 27 лет.

Метин Ерсьоз — специалист по Саудовской Аравии. Он говорит, что разведка королевства стала действовать намного агрессивнее после того, как Мухаммед бин Салман стал наследным принцем.

Бывший сотрудник разведывательных служб Турции Метин Ерсьоз, эксперт по Саудовской Аравии

«Они начали осуществлять операции по похищению людей и оказывать давление на диссидентов», — говорит Метин Ерсьоз.

«Хашоггі слишком поздно осознал угрозу, чтобы принять меры, и заплатил за это высокую цену», — говорит бывший сотрудник турецкой разведки.

Глубокой ночью 2 октября в аэропорту Стамбула приземлился частный самолет.

На борту самолета было девять граждан Саудовской Аравии, в частности судмедэксперт и патологоанатом, врач Салах аль-Тубейгі.

Судмедэксперт и патологоанатом Салах аль-Тубейгі

Изучив их биографию и работу, госпожа Чернильницу пришла к выводу, что это и была группа убийц.

«Операцию провели государственные служащие, они действовали в рамках своего служебного положения. В двух из них были дипломатические паспорта», — говорит она.

По словам Ерсьоз, такая миссия — это специальная операция, которая требует согласия короля Саудовской Аравии или наследного принца.

Прилетели в Стамбул и поселились в отеле Mövenpick — лишь за несколько минут пешком от саудовского консульства.

Группа, которая прибыла из Саудовской Аравии, регистрируется в стамбульском отеле Mövenpick (кадр с установленной в холле камеры видеонаблюдения)

Примерно за несколько минут до 10:00 камеры наружного наблюдения зафиксировали, как один из саудовцев, что прилетели в Стамбул, вошел в здание консульства Саудовской Аравии.

Изучив аудиозаписи, Кеннеди пришла к выводу, что это был Махер Абдулазиз Мутреб, который руководил операцией на месте.

Господина Мутреба часто можно было увидеть в поездках вместе с наследственным принцем, но он всегда держался в тени.

«В телефонных разговорах Мутреба и генерального консула упоминалось, что «есть информация, что Хашоггі появится во вторник», — говорит Кеннеди.

Махер Абдельазиз Мутреб направляется к зданию консульства 2 октября, на часах камеры видеонаблюдения — 9:55

Позже утром 2 октября Хашоггі позвонили из консульства и пригласили приехать за документами.

Пока он и Дженгиз ехали в консульство, в дипмиссии между Мутребом и судмедэкспертом Салах аль-Тубейгі произошла ужасная по смыслу телефонный разговор.

«Он [аль-Тубейгі] говорил о том, как он проводит вскрытие. Слышно было, что они смеются. Он говорил: «Я обычно включаю музыку, когда режу трупы. Иногда у меня в руке чашка кофе и сигара», — рассказывает Хелена Кеннеди.

Из записи становится понятно: врач знал, что ему предстоит сделать, говорит г-жа Кеннеди.

«Впервые в жизни мне придется резать [труп] прямо на полу. Даже если ты мясник, ты підвішуєш тушу, чтобы ее обработать», — так рассуждал саудовский судмедэксперт, вспоминает Хелена Кеннеди.

Кабинет на верхнем этаже консульства был подготовлен. Пол застелили полиэтиленом. Турецком персонала консульства в этот день дали выходной.

«Они говорили о том, когда приедет Хашоггі.»Когда приедет жертвенное животное? «- так они говорили о нем», — вспоминает Кеннеди.

Рассказывая мне это, госпожа Кеннеди смотрит в свой блокнот. В ее голосе — ужас.

Джамаль Хашоггі заходит к зданию консульства Саудовской Аравии (кадр с камеры видеонаблюдения)

В 13:15 камеры наблюдения фиксируют, как господин Хашоггі заходит к зданию консульства.

«Я помню, что мы шли, взявшись за руки, а когда подошли в консульство, Джамаль отдал мне свой телефон и сказал: «До встречи, дорогая, подожди меня здесь», — рассказывает Хатідже Дженгиз.

Хашоггі знал, что телефон у него заберут, и не хотел, чтобы в руки властей Саудовской Аравии попала его личная информация.

Судя по записям, его встретила целая приемная комиссия. Ему сказали, что у них есть ордер Интерпола на его задержание, и что он должен вернуться к Саудовской Аравии.

Записи свидетельствуют, что он отказался написать сообщение сыну, чтобы тот передал семье, что с ним все в порядке.

«Был момент, когда по голосу можно было понять, как Хашоггі, который был уверенным в себе человеком, овладевает страх — растет чувство тревоги, ужаса — и он понимает, что вскоре произойдет нечто непоправимое», — говорит г-жа Кеннеди.

«В том, как меняется его голос, есть что-то очень страшное», — признается Хелена Кеннеди.

Госпожа Чернильницу говорит, что сложно понять, догадывался Хашоггі о планах саудовской власти.

«Я не знаю, думал ли он о том, что его могут убить, но он абсолютно точно понимал, что они могут попытаться похитить его. Он спрашивает: «Вы собираетесь сделать мне укол?» Ему отвечают: «Да», — рассказывает Аньес Чернильницу.

Кеннеди говорит, что господин Хашоггі дважды спрашивает, или его похитят, и потом говорит: «Как это можно сделать в посольстве?»

«Звуки после этого диалога свидетельствуют о том, что в этот момент его душат. Возможно, ему надели пакет на голову. Рот ему зажали. Вероятно рукой или чем-то другим», — говорит Чернильницу.

Госпожа Чернильницу считает, что после этого начал действовать патологоанатом, который выполнял указания руководителя операции.

«Слышать голос, который говорит: «Дайте ему порезать». И кажется, что это голос Мутреба», — говорит Чернильницу.

«Потом раздается чей-то крик: «Все кончено», и кто-то еще кричит: «Снимите это, снимите это. Положите вот это ему на голову. Замотайте». Я могу только предположить, что в этот момент они отделили голову от туловища», — говорит Аньес Чернильницу.

Когда все это происходило, Дженгиз ждала Хашоггі возле консульства. Прошло только пол часа с того момента, когда он вошел в здание.

«В это время я думала о будущем — о свадьбе. Мы планировали скромную церемонию для близких», — говорит она.

Около 15:00 камеры видеонаблюдения зафиксировали, как автомобили консульства выезжают с территории дипмиссии и приезжают в резиденции генерального консула, что находится за две улицы от консульства.

Трое людей вошли в резиденции с чемоданами и полиэтиленовыми пакетами. Госпожа Чернильницу считает, что в них могло быть расчленено тело Хашоггі.

Некоторое время назад машины едут. Тело Хашоггі до сих пор не нашли.

В рассказах об убийстве и расчленении тела Хашоггі часто упоминается костная пила. Но была ли она?

По словам госпожи Кеннеди, на записях не слышно скрежета, характерного от хирургического инструмента, однако слышно тихое жужжание. Турецкая разведка считает, что это может быть звук костной пилы.

В 15:53 камеры наружного наблюдения фиксируют, как двое членов группы, прибывшей из Саудовской Аравии, оставляют консульство.

Один из мужчин — в одежде Хашоггі, но на нем другие ботинки. У другого мужчины, лицо которого скрывает капюшон, в руках белый полиэтиленовый пакет.

Джамаль Хашоггі (слева) и человек, одетый в одежду Хашоггі (справа)

Они идут в направлении Голубой мечети. Когда они снова попадут в объектив камеры наблюдения, мужчина, одетый в костюм Хашоггі, уже будет в другой одежде.

В отель Mövenpick они поехали на такси, которое поймали на улице. Также они выбросили в мусорку полиэтиленовый пакет — предположительно, в нем и была одежда Хашоггі.

«Планирование и организация были на высоком уровне — все было сделано для того, чтобы создать впечатление, что с Хашоггі ничего страшного не произошло», — говорит Чернильницу.

В это время Дженгиз ждала своего жениха возле консульства.

«Я ждала, ждала, ждала до 15:30. Потом, когда поняла, что консульство уже закрылось, я подбежала к воротам и спросила, почему Джамаль не вышел. Охранник сказал, что не понимает, о чем я говорю», — рассказывает Хатідже Дженгиз.

Возле 16:41 Дженгиз уже была в отчаянии и позвонила давнему другу Хашоггі — Ясину Актаю. Хашоггі сам дал ей телефон друга на случай, если с ним что-то случится, и он или Дженгиз будут нуждаться в помощи.

Ясин Актай — член правящей партии Турции, у него есть связи в руководстве страны.

«Мне позвонили с незнакомого номера, голос очень озабоченной чем-то женщины, которую я не знаю. Она сказала: «Мой жених Джамаль Хашоггі зашел в консульство Саудовской Аравии и до сих пор не вышел «, — рассказывает Ясин Актай.

Друг Джамаля Хашоггі Ясин Актай

Ясин сразу позвонил председателю турецкой разведки и сообщил об этом администрации президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана.

Около 18:30 члены группы убийц Хашоггі уже сидели в частном самолете, который вылетал в Эр-Рияд. Они оставляли Стамбул менее, чем за сутки после своего прибытия.

На следующий день власти Турции и Саудовской Аравии выступили с заявлениями относительно событий в здании консульства, которые противоречили друг другу.

Саудовская Аравия настаивала на том, что господин Хашоггі вышел из консульства. Турецкая власть говорила, что он до сих пор находится в дипломатическом учреждении.

Турецкая разведка уже изучала данные записей подслушивающих устройств, установленных в консульстве, в частности, содержание телефонных переговоров за четыре дня, что предшествовали исчезновению Хашоггі.

Здание консульства Саудовской Аравии в Стамбуле

Знали ли они тогда, что жизнь Джамаля Хашоггі в опасности, и если да, то почему не предостерегли его?

«Не думаю, что они знали. Нет никаких данных, свидетельствующих о том, что записи [из подслушивающих устройств в консульстве] прослушивались в режиме реального времени», — говорит госпожа Чернильницу.

«Такие разведывательные действия осуществляют на регулярной основе, и до этих записей возвращаются только в случае, если появляется определенный повод. Они начали прослушивать эти записи только потому, что Хашоггі исчез и мог быть убит», — объясняет госпожа Чернильницу.

Господин Ерсьоз рассказывает, что его бывшие коллеги прослушали в обратной хронологии 4-5 тысяч часов аудиоматериала, чтобы определить ключевые дни. 45 минут записи предоставили для прослушивания Кеннеди и Чернильницу.

За четыре дня после убийства Хашоггі из Саудовской Аравии прилетела еще одна группа официальных лиц. Они заявили, что намерены выяснить, что произошло.

Госпожа Чернильницу считает, что реальной задачей этой группы было замести все следы и уничтожить все улики.

Консульство, согласно с международным правом, является территорией Саудовской Аравии, и в течение двух недель после исчезновения Хашоггі работники учреждения не пускали турецких следователей на территорию дипмиссии.

«Когда их пустили в консульство, там уже ничего не было, даже никаких следов ДНК Хашоггі. Единственный логический вывод, который здесь может быть: место преступления было тщательно обработано специальными химическими средствами», — говорит Чернильницу.

Группа криминалистов турецкой полиции покидает здание консульства Саудовской Аравии в Стамбуле

Вечером того дня, когда турецких криминалистов пустили к зданию дипмиссии, власти Турции заявили, что Хашоггі убили в консульстве Саудовской Аравии.

«Джамаль не заслужил этого, он заслуживает лучшей участи. То, как они его убили, убило надежду в жизни», — говорит госпожа Дженгиз.

Убийство в Стамбуле, в здании дипмиссии, поставило власть Турции в затруднительное положение.

В течение нескольких недель, несмотря на давление со стороны Турции, Эр-Рияд отказывался признать, что Хашоггі был убит. Сначала они говорили о драке в консульстве, а потом озвучили версию о чью-то частную инициативу.

Акция протеста возле здания посольства Саудовской Аравии в Вашингтоне состоялась через шесть дней после исчезновения Джамаля Хашоггі

Стратегия власти Турции заключалась в том, чтобы дозировано сообщать местной и международной прессе то, что было известно разведке. Позже они пригласили представителей ЦРУ и выборочно некоторые другие иностранные разведывательные службы, в частности британскую МИ-6, для прослушивания записей, подтверждающих, что господина Хашоггі убили саудовские спецслужбы.

Эксперты ЦРУ пришли к выводу, что вероятность того, что Мухаммед бин Салман дал согласие на убийство Хашоггі составляет от средней до высокой». Глава ЦРУ Джина Хаспел позже рассказала членам сенатского комитета по международным отношениям все, что известно его ведомству о смерти господина Хашоггі.

В декабре прошлого года сенат США проголосовал за прекращение военной помощи Саудовской Аравии в конфликте в Йемене за убийство журналиста Джамаля Хашоггі. В резолюции, принятой законодателями, вина за убийство возлагалась на наследственного принца Саудовской Аравии.

В январе власти Саудовской Аравии начала суд над 11 обвиняемыми за убийство Хашоггі. Среди них есть Мутреб и доктор аль-Тубейгі, но нет предполагаемого организатора убийства — влиятельного советника принца Сауда аль-Кахтани.

Ему не было предъявлено обвинение, его даже не вызвали в суд для дачи показаний по делу об убийстве Джамаля Хашоггі.

Мне рассказали, что сейчас аль-Кахтани держат в изоляции, он не общается ни с кем, даже с собственной семьей. При этом он продолжает оставаться на связи с наследственным принцем.

Заключение в отчете Аньес Чернильницу Совете ООН по правам человека однозначен: «Нет никаких оснований для того, чтобы, согласно с международным правом, убийство Хашоггі можно было бы квалифицировать как-то иначе, чем как убийство, совершенное государством».

Кеннеди говорит, что аудиозаписи из консульства нельзя оставлять без последствий.

«В консульстве совершили нечто сногсшибательное и ужасное. Международное сообщество обязано настаивать на проведении международного судебного расследования на самом высоком уровне», — говорит она.

Анкара потребовала экстрадиции в Турцию всех лиц, причастных к убийству Хашоггі, чтобы они предстали перед судом в Стамбуле. Однако Эр-Рияд отверг требование турецких властей.

Власти Саудовской Аравии отказались ответить на вопросы программы BBC Panorama, но заявила, что правительство страны осуждает это «гнусное убийство» и намерен привлечь к ответственности всех причастных к нему.

Также Эр-Рияд в очередной раз заявил, что наследный принц не имеет никакого отношения» до этого «гнусного преступления».

Наследственный принц Саудовской Аравии Мухаммед бин Салман

За год после событий в консульстве мы с Хатідже Дженгиз сидим в кафе. Сложно не заметить ту боль, которая до сих пор чувствует госпожа Дженгиз после зверского убийства ее жениха.

Прощаясь, она говорит об истинном значении убийства Джамаля Хашоггі.

«Это не только моя личная трагедия, это трагедия для всех людей. Для всех, кто думает, как он, и кто занимает такую же позицию», — говорит Хатідже Дженгиз.

Хотите получать самые важные новости в мессенджер? Подписывайтесь на наш Telegram или Viber!

Также на эту тему

  • Политика
  • Права человека
  • Правосудия
  • Журналистика
  • Саудовская Аравия

По материалам: BBC

Падди Лоу: В Сузуке можно обгонять

Дебютная гонка в Сузуке в прошлом году закончилась для Лэнса Стролла сходом из-за поломки подвески, но он с нетерпением ждет возвращения на японскую трассу. Сергей Сироткин ещё не выступал в Сузуке, однако уверен, что ему понравится трасса.

Падди Лоу, технический директор: «Сразу после Гран При России мы отправляемся в Сузуку. Нам нравится этот этап, в Японии невероятно увлеченные болельщики и одна из лучших трасс с богатой историей в Формуле 1 – её по праву можно назвать классической.

В Сузуке можно обгонять, мало зон безопасности, а борьба всегда получается интересной. У трассы уникальная конфигурация – в форме восьмерки, чтобы всё сделать правильно, гонщикам нужно проявить всё своё мастерство».

Лэнс Стролл: «Сузука – одна из моих любимых трасс, с нетерпением жду поездки в Японию. Пожалуй, первый сектор – лучший, когда машина отлично работает и находишь правильный ритм, ощущения там потрясающие. Гонка в Сузуке требовательна к физической и психологической подготовке.

Я хочу насладиться отличной трассой, раскрыть потенциал машины и продемонстрировать своё мастерство. В Японии потрясающие болельщики, знающие историю Формулы 1 и невероятно приветливые».

Сергей Сироткин: «Гонка в Японии – особенная. Я бывал в Сузуке, но никогда там не гонялся. Это великолепная трасса, и я жду выступления там больше, чем на всех остальных, где ещё не гонялся. Япония – уникальная страна с особой атмосферой».

По материалам: f1news.ru